Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмолинской области

  • С.М. Андреев
  • С.М. Андреев аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #121 от С.М. Андреев
С.М. Андреев создал эту тему: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмолинской обла
Андреев С. М. Мордва в этническом составе сибирского казачества (по материалам Г. Е. Катанаева 1890-1891 гг.) // Архивный вестник. Ежегодник архивного управления администрации Омской области. – Омск: [б. и.], 1994. – № 5. – С. 26-29.

СМ. Андреев
МОРДВА В ЭТНИЧЕСКОМ СОСТАВЕ СИБИРСКОГО КАЗАЧЕСТВА (ПО МАТЕРИАЛАМ Г.Е.КАТАНАЕВА 1889-1890 ГГ.)

Демографические процессы, протекавшие в Сибирском казачьем войске во второй половине XIX в., характеризовались значительными изменениями этни¬ческого состава казачества. Изначально образовавшееся как конгломерат мно¬гих этносов, сибирское казачество до начала XX в. сохраняло этническую пест¬роту, хотя к этому времени уже выделились основные, наиболее многочислен¬ные, этнические группы, одной из которых была мордва.
Первоначальную основу этой группы составили около 2900 человек обоего пола (1), переселившихся в 1849 и 1851 гг. по указу Николая I в Киргизскую степь для начала колонизации этого края в составе зачисленных в войсковое со¬словие крестьян. Мордвины-переселенцы были выходцами из поселений Мезелинского, Бугульминского округов Оренбургской губернии и Хвалынского, Новоузенского, Балашевского, Кузнецкого уездов Саратовской губернии (2). Они были расселены в поселениях, вошедших позже в состав 1-го военного от¬дела войска, составляя подавляющее большинство их населения (ст. Щученская) или же заметную его часть ст. Нижне-Бурлукская, пос.Аиртавский и др.). Под началом офицеров и инструкторов – «природных» казаков, переселившихся вместе с семьями с Иртышской и Пресногорьковской линий, начался «период учения - обиходу, постройкам, метению улиц и т.п.» (3), период ломки прежнего крестьянского хозяйственного уклада, быта, психологии и проч. Некоторые ре¬зультаты этнических, хозяйственных, культурных процессов, протекавших в этой группе сибирского казачества во второй половине XIX в. и не завершив¬шихся к 90-м гг., были зафиксированы Г.Е. Катанаевым во время одной из ин¬спекторских поездок по станицам войска в качестве представителя войскового хозяйственного правления.
«По наружному виду - складу лица, цвету кожи, волос и глаз, по росту и до-родству - мордва-казаки, можно сказать, почти ничем в настоящее время не от¬личаются от большинства великороссов; особого какого-либо типа мордвина не выделяется... В характере также не замечается выдающихся особенностей: срав¬нительно с хохлами их можно считать подвижнее, восприимчивее и не так упрямыми, хотя упрямство, по-видимому, им более прирождено, чем велико¬россу...» (4) - отмечал Г.Е. Катанаев.
Он обратил внимание, что казаки-мордвины «носят фамилии по христиан¬ским именам своих прадедушек, пришедших из России - Ивановы, Николаевы, Артемьевы и проч. Некоторые в виду чрезвычайной многочисленности членов одной и той же семьи переменили при самом своем поселении свои фамилии -прадедов на другие - по отцам или старшим представителям разделившихся се¬мейств...» (5).
В большинстве своем мордвины исповедали православие, хотя отдельные из них, проживающие в станицах Якши-Янгизставской, Акан-Бурлукской и др., были сторонниками раскола и сектанства. В этой связи интересны заметки
Г.Е. Катанаева, свидетельствовавшие о сохранении в 50-х годах XIX в. в среде пере¬селившихся мордвин элементов анимизма: «... памятны многим из пожилых мордвин первые времена их прихода сюда, когда в праздничные дни они выхо¬дили для моления на открытые места к большим деревьям, где закалывались куры, убивались бараны и другие животные, а шкуры их развешивались на сучья, служили как бы предметом поклонения и жертвоприношения. Памятно время, когда после похорон все участвовавшие в проводах родственники и зна¬комые по приходе домой прыгали через огни, угли, костры, разложенные на дворах... Тогда же которая либо из старух, участвовавшая в процессии, на мо¬гиле покойника скребла с медного пятака стружки и приговаривала: «На тебе золота, на тебе серебра, чтоб на том свете ни в чем не нуждался» и проч. Ничего подобного теперь уже давно нет, и возобновление всего этого возбудило бы общий смех и даже глумление» (6).
Зачисленные в казаки мордвины оказались весьма восприимчивыми к новым условиям ведения хозяйства. Недавние крестьяне быстро переняли местные специфические особенности обработки земли, связанные с многоземельем и климатическими условиями, начали выращивать новые культуры. К 80-90-м го¬дам XIX в. для распашки целинных земель они стали использовать тяжелые ма¬лороссийские плуги и волов в качестве более выносливого рабочего скота, пе¬ренимая это у украинцев. Все это, как и занятия местными промыслами, мено¬вой торговлей с кочевым населением, дало повод Г. Е. Катанаеву отметить сле¬дующее: «Настойчивость в труде замечательная. Хозяйственная и торговая из¬воротливость не уступает вообще великороссу и во всяком случае превосходит как хохлацкую, так и, особенно, староказачью. Мордвин, как говорят; - «на ды¬ре дыру вертит». Он и на пашне, он и в лавке, он и на ярмарке.., он и в извозе на быках и лошадях, он и на железнодорожных работах на 300-400 верст.., он и сапожник, он и портной, и дроворуб и т. д. Честность в обязанностях, верность данному слову, отсутствие обмана в житейских делах, особенно в отношение, мордвина к мордвину же,... не подлежит сомнению» (7).
К концу XIX в. в среде казаков-мордвин сохранялось двуязычие, однако эт¬ноязыковые ассимиляционные процессы неизбежно приводили к вытеснению родного языка русским. В поселках, где мордва составляла лишь часть населе¬ния, по наблюдениям Г.Е. Катанаева, уже к 90-м гг. они «... никогда не говорят по-мордовски даже между собою.., и все-таки сердце радуется, как хоть на время услышат родную речь» (8). Усиление влияния русского языка проявлялось и в своеобразном центре этой этнической группы - Щученском станичном поселе¬нии: «... Почти все щученские мордвины благодаря тому, что поселились все со¬вокупно большим поселением почти без всякой примеси других народностей... язык свой не забыли; мало того: почти все без исключения семьи первоначально начинали учить ребят говорить и думать по-мордовски; затем, когда ребята ... подрастают, они мало-помалу начинали изучать русский язык; в некоторых се¬мьях изучение русского языка идет параллельно мордовскому; окончательное усвоение русского языка до исчезновения всякого акцента в выговоре происхо¬дит в школе и на службе в полку... Даже те из мордвин, которые непременно думают про себя на родном языке, говорят между собой чаще всего на русском языке или мешают тот и другой, с одинаковою почти чистотою в выговоре... Большинство женщин, особенно молодых, также говорят больше по-русски...» (9).
С усилением торгово-хозяйственных контактов с казахами среди мордвин, как и вообще среди сибирских казаков, широко распространилось знание казах¬ского языка: «... большая часть мордвин говорит по-киргизски... Произношение киргизских слов требует, конечно, многого, чтобы его можно было назвать со¬вершенным; тем не менее, объясняются на этом языке довольно бойко... Сравни¬вать их в этом со старыми природными казаками нельзя: одни артисты, а дру¬гие-исполнители поневоле. Необходимость знания киргизского языка признает¬ся всеми мордвинами» (10).
К 90-м гг. XIX в. одежда и «домоустройство» в большей степени выражали стремление недавних переселенцев подчеркнуть свою сословную общность с ка¬заками, нежели этнические особенности. «Идеал, к которому мордва вообще, и в частности, стремится в ношении одежды... это быть как можно больше похо¬жими на русского и русского притом казака или мещанина, вообще горожани¬на, а не мужика...
Как мужчины, так и женщины совершенно оставили свою прежнюю не толь¬ко национальную, но и русско-мужицкую одежду, заменив ее местною городско-казачьею. Мужчины по костюму совершенно казаки: многие подчеркивают свое казачество постоянным ношением... фуражки и бешмета. Самотканная рубашка и порты тоже почти совершенно вывелись из употребления. Некоторые носят пиджаки и частью сюртуки; любимый цвет как и у казаков темно-коричневый; материя так называемая «киргизская». Сапоги высокие с запущенными за них шароварами. Хождение по улице в одной рубахе, хотя бы и цветной, и в под¬штанниках строго осуждается и считается крайне неприличным, это «мужичество»…
Женщины, как старые, так и молодые... носят костюм русский-городской. Верхом порядочности считается ношение платьев городского фасона не особо ярких цветов, хотя яркие цвета... очень нравятся и не модницам... На голове особым образом надвязанные платка, косынки и наколки, на ногах ботинки.
Дома с каждым годом увеличиваются в размерах... Вначале (в 1849 -1851 гг. - С.А.) строились в 1-2 и несколько по принуждению в 3 (комнаты - С.А.). Жи¬ли... вместе с телятами и курами; мебели кроме некрашенных столов и скамеек не было; теперь, можно сказать, в каждом доме есть стулья, диванчики, гол¬ландские печи независимо от русских, половики, самовары, чайная посуда. Са¬мовары, как и у всех сибиряков, сильно привились и к мордве» (11).
Ассимиляционные процессы, протекавшие в Сибирском казачьем войске, выражались не только в явлениях, отмеченных Г.Е. Катаваевым, но и в усили¬вавшейся тенденции к сокращению доли мордвин в составе войскового сосло¬вия. Абсолютное увеличение численности этой этнической группы казачества происходило лишь за счет естественного прироста, в то время как численность русских, украинцев возрастала также за счет механического прироста - перечис¬ления в войско казаков и крестьян из других районов России (12) .
1894 г. 1897 г. 1902 г. 1908 г. 1913 г.
численность войскового
сословия обоего пола 112336 118209 130459 149368 167985

численность мордвин
войскового сословия 6705 6348 7371 8087 8197

% мордвин в составе
войскового сословия 5,9 5,7 5,65 5,41 4,89

В целом, увеличивавшаяся языковая, культурная, психологическая одно¬родность сибирского казачества была одной из характерных черт процессов, протекавших в войске во второй половине XIX - начале XX вв.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Подсчитано нами по: ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 536, 591.
2. См.: ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 536, 591.
3. ГАОО. Ф. 366. Оп. 1. Д. 417. Л. 37.
4. Там же, Л. 41-41 об.
5. Там же, Л. 37-37 об.
6. Там же, Л. 42об.- 43.
7. Там же, Л. 41об.- 42.
8. Там же, Л. 68.
9. Там же, Л.37об. - 38об.
10. Там же, Л 38об.
11. Там же, Л. 39об. - 41.
12. Подсчитано по: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1894 г., ч.2. – Омск, 1894 г.; ... за 1897 г.; …за 1902 г.; ... за 1908 г.; ... за 1913 г.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гость
  • Гость аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2470 от Гость
Гость ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Андреев С. М. Казаки-мусульмане в Сибирском казачьем войске (вторая половина XIX – начало ХХ веков) // Ислам, общество и культура: матер. Междунар. науч. конф. «Исламская цивилизация в преддверии XXI века (к 600-летию ислама в Сибири)» / Отв. ред. Н. А. Томилов. – Омск: [б. и.], 1994. – С. 5-8.

СМ. Андреев
КАЗАКИ-МУСУЛЬМАНЕ В СИБИРСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ
(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХIХ-НАЧАЛО XX ВЕКОВ)

Находясь на пограничных линиях Российского государства, впитывая в свой состав представителей различных этнических групп, сибирское казачество не могло иметь однородного религиозно-конфессионального состава и было представлено православными, раскольниками, сектантами, мусульманами. Последние составляли среди сибирских казаков около 1 %, хотя в составе войскового населения (т.е. лиц войскового и иных сословий, проживающих на территории войска) их доля была более значительной — до 1/3 (особенно в 3 военном отделе — в Павлодарском и Семипалатинском уездах). Мусульмане войскового сословия в Сибирском войске (подсчитано по: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1878 г., ч. 2, Омск, 1879; Отчет о состоянии... за 1898 г., ч. 2, Омск, 1899; Отчет о состоянии... за 1905 г., ч. 2, Омск, 1906).

1878 г. 1898 г. 1905 г.
число человек обоего пола 840 1137 1279
% к населению войскового сословия 0,9 0,93 0,93

Незначительное число городовых и линейных казаков-мусульман существовало в Западной Сибири и раньше - в XVIII - нач. XIX вв.; около 20 семей татар в составе прочего крестьянского населения, образовавшего станицу Становскую, были зачислены в войсковое сословие в 40-е гг. XIX в., однако, ядро сибирских казаков, исповедовавших ислам, составили татары из государственных крестьян Саратовской губернии, изъявившие желание в 1851 г. переселиться во вновь образуемые поселения войска в Казахской степи с зачислением в казачество. Переселенцы, составлявшие 39 семей (152 души муж. и 118 - жен. пола), прибыли в августе 1851 г. на территорию войска и были направлены в недавно основанный пос. Имантавский. (См.: ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 536).
При зачислении в войско православное крещение (хотя такое случалось) не было обязательным условием, мусульманам разрешалось исповедовать свою религию.
В 1852 г. казаки ст. Становой подали прошение о разрешении им избрать из своей среды муллу с содержанием его за счет общества и с освобождением его от военной службы. Командир 4 казачьего полка сообщал об этом в войсковое правление: «Вверенного мне полка некоторые жители ст. Становой..., исповедующие магометанскую веру, избрав из среды себя достойного занять обязанность приходского муллы резервного казака Абдулвалита Синюкаева, поданною ко мне просьбою... просят... ходатайства о зачислении его в это звание. Присутствие муллы при мечети по магометанскому обряду есть необходимость, а постороннего ведомства приглашать для сей обязанности и содержать такового на свой счет казакам было бы... в отягощение по малому числу их жительства, и хотя нет в виду закона и примера на подобный случай, чтобы из казаков войска, исповедующих магометанскую веру было допущено зачисление людей в муллы, я со своей стороны нахожу все сии причины уважительными...» (ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 729, Л.11-15). В 1852 г. подобное ходатайство было подано татарами пос. Имантавского.
Впервые столкнувшись с подобной проблемой, командование Отдельного Сибирского корпуса, в ведении которого находилось войско, отложило ее решение до обсуждения этого вопроса в высших государственных учреждениях. В марте 1953 г. департаментом военных поселений на примере аналогичного прошения мусульман Тобольского казачьего конного полка был разработан проект правил о назначении мусульманского духовенства в казачьих войсках Сибири. Казакам-мусульманам, а также представителям иных сословий, проживающих в поселке, разрешалось избирать из своей среды имамов и мулл, если в приходе мечети состояло не менее 200 душ муж. пола. Избрание должно было проходить в присутствии полкового начальства при наличии не менее 2/3 прихожан. Приговор общества должен был утверждаться генерал-губернатором Западной Сибири или командующим Отдельного Сибирского корпуса (если мулла был казаком). Кроме этого кандидаты должны были подвергаться испытанию в Оренбургском мусульманском духовном собрании. Казаки, избранные и утвержденные в качестве духовных лиц, освобождались от военной службы.
По этому проекту число сибирских казаков-мусульман из селений, находящихся в сотнях верст друг от друга, лишь в совокупности давало право на строительство одной мечети и избрание 1-2 мулл. Так, в 1853 г. в войске было казаков, исповедующих ислам: 1 полк - ст. Имантавская (132 души муж. пола); 4 полк - ст. Становская (45 душ м.п.), ст. Петропавловская {6 душ м.п.), ст. Архангельская (2 души м.п.); 5 полк - ст. Татарская (50 душ м.п.); пос. Токушинский (2 души м.п.); в полк – ст. Стеклянская (4 души м.п.), г. Семипалатинск (18 душ м.п.); 10 полк - ст. Кокпектинская (1 душа м.п.) на территории станиц Становской и Татарской, в Семипалатинске к этому времени уже были мечети, прихожанами которых в числе представителей иных сословий были казаки (Там же, Л. 46об.).
Но, «принимая во внимание, что духовенство магометанское проникнуто фанатизмом, ... и что умножение лиц сего духовенства в отдаленном крае, соседствующем с народами магометанского исповедания может иметь весьма неблагоприятные следствия по влиянию, которое муллы вообще имеют на простолюдинов, а тем еще более допущение из лиц стороннего сословия, (Там же, Л. 34об. - 35) общее присутствие департамента военных поселений стремилось решить возникшую в войске проблему минимальным, по возможности, числом священников-мусульман, причисляя отдельных казаков или их небольшие группы к приходам мечетей на областных землях и в городах. Но, вместе с тем, иной причиной подобной постановки вопроса было то, что небольшое число казаков того или иного поселка не могло построить мечеть и содержать ее и муллу на свои средства и, кроме того, отбывать за последнего воинскую повинность.
В январе 1856 г. правила эти были рассмотрены Сибирским комитетом и Высочайше утверждены. Казакам-мусульманам ст. Имантавской было разрешено образовать свой приход с выбором муллы и строительством мечети. Последнее осуществлялось на средства верующих казаков, добровольные пожертвования представителей иных сословий и закончилось к лету 1858 г.. Избранный муллой казак М. Заитов в мае 1857 г. «по испытании в Оренбургском магометанском собрании оказался способным» и в том же году был утвержден в своей должности. В начале XX в. при этой мечети была создана школа для татарских детей. Казаки ст. Становской продолжали совместно с другими мусульманами содержать мечеть в своем поселке. По рапорту командира 5 казачьего полка «...жители выселка Татарского... хотя и имеют по магометанскому обряду деревянную мечеть и религиозные обязанности отправляют частично знающие грамоте, важнейшие же предметы магометанского исповедания исполняют при Петропавловской мечети, к которой в настоящее время присоединиться согласны...» (Там же, Л. 55). Мусульмане остальных станиц приписывались к приходам ближайших мечетей, как, например, поселения 4 и 5 полков, которые находились в 18-40 верстах от г. Петропавловска
Т.к. численность казаков-мусульман во второй половине XIX - начале ХХ вв. увеличивалась незначительно, почти исключительно за счет естественного прироста (случаи зачисления татар и казахов в войсковое сословие были единичными и нечастыми, очень редким было зачисление нескольких семей одновременно), то новых мусульманских приходов не создавалось, а казаки посещали мечети на областных землях. К 1900 г. войсковым населением содержалось 4 мечети и 2 молитвенных дома (Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1900 г., ч. 2. – Омск, 1901. - С. 38).
Каких-либо религиозных или иных преследований в отношении казаков-мусульман со стороны войсковой администрации не осуществлялось. Всеми сословными правами и льготами они пользовались наравне с казаками-раскольниками и сектантами. Исключением, как и у представителей двух последних групп, было отсутствие возможности достичь офицерского чина.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гость
  • Гость аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2471 от Гость
Гость ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Андреев С. М. Старообрядчество и сектантство в Сибирском казачьем войске // Научный вестник Омской академии МВД России. – 2005. – № 1. – С. 39-42.

С.М.Андреев
СТАРООБРЯДЧЕСТВО И СЕКТАНСТВО В СИБИРСКОМ
КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ

Со времени своего создания в 1808 г. Сибирское казачье войско было достаточно сложным в этническом и конфессиональном отношении социальным организмом. Заметную часть его населения, как казачьего, так и разночинного, особенно в последние десятилетия существования войска, составляли старообрядцы и сектанты.
Сведения о начальном периоде истории войскового старообрядчества крайне скудны. Впервые примерная численность сибирских казаков-староверов – около 30 человек обоего пола – была указана в статистической отчетности о состоянии войска в 1838 году [1]. В 1840 – 1850-е гг. небольшие общины или отдельные семьи староверов проживали в ряде поселений Пресногорьковской (крепости Становая, Лебяжья, Николаевская, редуты Чистый, Лосев, Селоозерный), Бийской (форпост Антоньевский, редуты Тулатинский, Маральевский) линий и в Кокчетавском внешнем округе в Киргизской степи. До начала 1860-х гг. их официальная численность существенно не менялась: 1843 г. – 73 чел., 1846 г. – 45, 1854 г. – 54, 1861 г. – 47 [2].
Однако применявшиеся в то время войсковым начальством крайне несовершенные методы сбора статистических данных не могли дать достаточно четкого представления о развитии раскола среди сибирского казачества. Кроме этого, можно предположить, что в условиях жестокого преследования староверов и сектантов, проводившихся государством и церковью до начала 1860-х гг., в Сибирском войске помимо легального раскола существовал и раскол тайный, на что указывал Ф.Н.Усов [3]. Не исключено, что число тайных последователей раскола в Сибирском войске могло увеличиться в ходе зачисления в его состав в 1847-1851 гг. крестьян Саратовской, Оренбургской и Тобольской губерний, в ряде волостей которых существовали влиятельные общины староверов. Косвенным подтверждением тому является неожиданное для администрации войска появление (скорее всего – легализация) в станице Акан-Бурлукской Кокчетавского округа в начале 1860-х гг. достаточно многочисленной общины староверов, ставшей за короткое время своеобразным центром войскового раскола. К 1882 г. число старообрядцев в этой станице и в ее поселках Нижне-Бурлукском и Якши-Янгизставском достигло 326 человек [4].
Старообрядчество в Сибирском казачьем войске было представлено как приемлющими священство, или так называемыми «поповцами», так и не приемлющими его, или «беспоповцами». По официальным данным, до начала 1860-х гг. большая часть староверов войска принадлежала к «поповщине», которая в соответствии с классификацией, принятой со времен Николая I, относилась к числу «сект менее вредных». По мнению Синода, это направление в старообрядчестве – «…не ересь, а раскол», «…более церковного сохраняет и более представляет надежды к обращению» в православие. Поповцы признавали необходимость духовенства при богослужениях и обрядах и все церковные таинства. Не желая идти на примирение с официальной церковью, они создали свою церковную организацию.
Долгое время, почти до конца XIX в., общины староверов, приемлющих священство, в Сибирском войске были малочисленными. Например, в 1879 г. в ст. Кокчетавской проживало 15 поповцев, еще 18 – в ст. Николаевской [5]. Ситуация существенно изменилась с середины 1890-х гг., когда в Усть-Каменогорском уезде сформировался достаточно крупный центр старообрядчества, приемлющего священство. Его ядром стали донские казаки, зачисленные в Сибирское войско и поселенные в поселках Ермаковском, Азовском, Пьяноярском и др. В дальнейшем численность поповцев росла и за счет переселявшихся на войсковую территорию староверов-крестьян. Так, общины последних, водворенные в Павлодарском и Усть-Каменогорском уездах (в районе станицы Павлодарской и поселков Подстепинского, Малонарымского и Малокрасноярского), в 1905 г. уже насчитывали 435 человек. Общая же численность староверов, приемлющих священство, в войске в этом году составила 880 чел., в 1908 г. – возросла до 1058 чел., а в 1914 г. – достигла 1197 чел. [6].
В конце XIX – начале XX вв. поповцы в Сибирском войске были представлены так наз. «окружниками», «раздорниками», а также беглопоповцами, небольшая община которых появилась в начале 1902 г.
С 1846 г. в поповщине существовало два основных направления: поддерживающие Белокриницкую старообрядческую иерархию, одним из центров которой стала Московская старообрядческая архиепископия, и беглопоповцы, не признававшие ее и формировавшие свой клир из «беглых» попов, т.е. перешедших к ним из официальной православной церкви. В 1862 г. руководство Московской старообрядческой архиепископии для утверждения единства верования своих последователей приняло «Окружное послание единыя, святыя, соборныя, древлеправославно-кафолическия церкви» [7]. Закрепленный в послании отказ от ряда положений, наиболее осуждаемых православной церковью, свидетельствовал о тенденции к примирению с официальным православием. Оставшиеся различия между официальной церковью и Белокриницким согласием сводились лишь к обрядовой стороне. Появление «Окружного послания» привело к расколу внутри сторонников Белокриницкой иерархии на принявших его – «окружников», и отказавшихся его принять – «раздорников».
Раздорники занимали отрицательную позицию по отношению к официальной православной церкви, утверждая, что в ней царствует Антихрист, а также отстаивая ряд обрядовых особенностей. Формальное примирение двух сторон произошло только после собора 1906 г., решением которого «Окружное послание» было отменено.
В 1902 г. из 541 старовера, приемлющего священство, окружники составляли 25 чел. (1 военный отдел), раздорники – 469 чел. (3 военный отдел), беглопоповцы – 47 чел. (2 военный отдел). Подавляющее большинство поповцев – 490 человек – принадлежали к казачьему сословию. В последующие годы численность поповцев в войске увеличивалась преимущественно за счет раздорников. В 1905 г. на их долю приходилось 831 чел. из 880 староверов, приемлющих священство [8].
Беспоповцы в Сибирском войске принадлежали к «поморскому толку», который являлся наиболее умеренным течением среди староверов, не приемлющих священства. Его последователи были убеждены, что официальная церковь совратилась в «латинство», а в мире царствует Антихрист. Поэтому беспоповцы отрицали православную церковь и священство. Служители культа в поморском толке – избираемые общинами наставники – не имели священнического сана. Поэтому поморцы исключили из религиозных служб молитвы и действия, предписываемые церковными уставами священникам, а также ввели в жизнь своих общин ряд культовых действий, предусмотренных православными канонами для исключительных случаев. Не случайно старообрядчество поморского толка было отнесено Синодом к числу «вредных сект». В отличие от радикальных толков беспоповщины, поморцы признавали допустимыми молитву за царя и браки.
Характеризуя жизнь поморских общин в Сибирском войске, Ф.Н.Усов писал: «В среде здешних раскольников нет той нетерпимости и религиозной ненависти, которыми характеризуют раскол. Они легко сходятся с православными, ведут жизнь скромную, трезвую, трудовую и неуклонно исполняют с другими все лежащие на казачьем населении повинности; в среде их нет деятельных расколоучителей; молодежь в раскольничьих семействах следует вере своих старших родственников уже не в силу убеждения, а лишь бы не возбуждать стариков против себя и только пока находятся на их глазах» [9]. Руководителями поморцев, которые крестили и исповедовали членов общин, были местные казаки. Войсковое начальство отмечало, что «…истых начетчиков в поселках нет, толкование книг берут на себя грамотные раскольники, которые и выступают на молитвенных сборищах…» [10].
В 1830-40-е гг. несколько семей казаков-поморцев проживало в ряде поселений 4 полка (крепости Лебяжья, Николаевская, редуты Чистый, Лосев, Селоозерный). В 1860 – 1870-е гг. общины поморцев появляются в некоторых станицах и поселках Кокчетавского и Петропавловского уездов (ст. Акан-Бурлукская, пос. Нижне-Бурлукский, Якши-Янгизставский, Аиртавский, Сандыктавский, Айдабульский, Новомихайловский, Казанский). В 1878 г. в войске насчитывалось 406 поморцев, причем подавляющее большинство из них приходилось на ст. Акан-Бурлукскую.
К началу ХХ века их общая численность почти не изменилась: в 1902 г. число поморцев среди войскового населения достигло 440 человек, 409 из которых были казаками [11]. Подобная ситуация объясняется тем, что значительная часть староверов-беспоповцев Кокчетавского уезда в начале 1890-х гг. стала последователями секты «Духовных христиан нового духовного Израиля».
В 1890-е гг. в Сибирском казачьем войске появляются общины «духовных христиан» – христововеров, духоборов и молокан. Эти старые русские секты, признанные Синодом «вреднейшими», объединял ряд общих черт. Православному вероучению они противопоставили требование исповедания веры «в духе и истине», т.е. свободно-творческого понимания веры как способности и долга каждого верующего удовлетворять свои духовные запросы, совершенствуя собственный разум, чувства, поведение. Церковную организацию они заменили общинами единоверцев, не знающими деления на клир и мир, сплоченными на началах равенства и взаимопомощи.
Первые общины «Духовных христиан нового духовного Израиля», по утверждению войскового начальства, появились в среде староверов-беспоповцев Кокчетавского уезда в начале 1890-х гг. Эта секта была одним из течений христововерия (хлыстовства). Основой ее вероучения являлось представление о возможности прямого общения человека со «святым духом», возможности воплощения бога в наиболее праведного из людей, который становился таким образом «Христом». Библия толковалась христововерами «духовно», аллегорически. Основным авторитетом в вопросах веры считались проповеди «христов». В отличие от других сект, христововеры сохранили видимые связи с православием: их собрания начинались православными молитвами, многие члены секты посещали церкви, соблюдали посты.
В конце 1830-х гг. христововерие разделилось на несколько течений, одним из которых стал так наз. «Израиль». Его приверженцы рассматривали себя в качестве избранного народа «Израиля», которому суждено было возвести на земле «царство Божие». Когда в конце 19 в. после смерти своего руководителя-«Христа» «Израиль» распался, часть сектантов объединилась в «Новом Израиле». Как и многие религиозные течения, выступавшие вначале с протестом против церковной иерархии, но приходившие, в конце концов, к традиционному церковному устройству, «Новый Израиль» оформился в своеобразную церковь с неограниченной властью руководителя [12].
И «Израиль», и «Новый Израиль» имели многочисленных последователей в ряде казачьих областей (Донской, Кубанской, Терской). Вероучение этих сект требовало подчинения властям и разрешало военную службу. В решениях съезда последователей секты, прошедшего в 1905 г. в Ростове-на-Дону, было записано: «Мы верные сыны царя и Отечества; отбываем все требы, установленные законом, а так же и воинскую повинность, уважаем начальство, нуждаемся в покровительстве закона от насилия и несправедливости; мы не принадлежим ни к какой мятежной партии, по нашему вероучению, всякое возмущение против государственного строя и крамолы – противны Господу» [13].
В 1894 г. общины «Духовных христиан нового духовного Израиля» в Сибирском войске объединяли 136 чел. Возникнув в казачьей среде, эта секта продолжала оставаться преимущественно казачьей. Так, в 1907 г. из 555 ее членов, проживавших исключительно в станице Акан-Бурлукской и поселках Якши-Янгизставском и Нижне-Бурлукском, 540 были казаками [14].
Подавляющее большинство духоборов и молокан – представителей других старых русских сект – среди населения Сибирского войска составляли переселенцы-разночинцы.
Духоборы считали себя «борцами за дух». Они полагали, что в мире извечно происходит борьба духовного (последователи Авеля) с плотским (последователи Каина). Духоборы считали себя последователями Авеля, избранным народом, который призван осуществить братство в духе божьей правды. По их учению, православная церковь с ее обрядностью, таинствами, иерархией являлась извращением веры и отвергалась. Бог понимался духоборами как пребывающая в мире «премудрость», «любовь», и в этом качестве он присутствовал в верующем человеке. Место Библии заняли у них псалмы, исполняемые на молитвенных собраниях и объединенные в так наз. «Животную книгу». У духоборов существовал культ руководителей секты, которые выработали учение о вселении в них духа «самого Христа». Управление делами общины принадлежало мирской сходке стариков. Для духоборов были непозволительны клятва, присяга и ношение оружия.
Секта молокан вышла из духоборческой среды и так же отрицала православную церковь, ее таинства и обряды, но их вероучение носило более умеренный характер. Они проповедовали идею «спасения верой», что означало, с одной стороны, отказ от любых посредников между богом и человеком, а с другой – требование этики «добрых дел». Труд и взаимопомощь трактовались как основные добродетели. Молокане признавали Библию, рассматривая ее как единственный источник веры, однако, каждый верующий имел право на ее самостоятельное толкование. Религиозный культ у молокан был упрощен, и сводился к молениям в обычных домах, во время которых читались тексты из Библии и пелись молитвы. Руководителями секты являлись выборные пресвитеры. Молокане требовали от своих последователей почитания властей, узаконили моление за царя, однако не признавали его помазанником божьим. Кроме этого они учили избегать выполнения законов противоречащих, по их мнению, Святому Писанию, например, законов о военной службе и о присяге.
Первое упоминание о существовании в Сибирском войске духоборов и молокан относится к 1897 году, когда в 1 и 2 военных отделах появились их общины, объединявшие 318 чел. В официальных войсковой статистике лишь однажды – в 1900 г. – их численность была зарегистрирована раздельно – 137 духоборов и 1331 молокан соответственно [15]. В последующие годы эти сведения указывались в одной графе.
Уже с 1902 г., духоборы и молокане становятся самой многочисленной из всех групп староверов и сектантов, проживавших в войске. Своего пика – 5365 человек – их численность достигла в 1908 г. К 1915 г., в связи с переселением части молокан в другие районы Степного края, этот показатель уменьшился до 4040 чел. [16].
Своеобразным центром молоканства являлись несколько станиц 2 военного отдела – Николаевская, Омская, Черлакская, в районе которых к концу 1900 г. поселилось 1262 последователя этой секты. В 1908 г. их число в этом районе войсковой территории возросло до 5026 чел. Местная власть была вынуждена мириться с переселением в Степной край в целом, и в войско в частности, этих последователей «вреднейших» сект, так как нуждалась в качественном колонизационном ресурсе. Это нашло свое отражение в характеристике молокан, данной войсковым начальством: «…Молокане – люди с большими хозяйственными навыками, в массе обладающими примерным упорством в труде, народ трезвый, добронравный, опрятно живущий и, как большинство нынешних раскольников, вовсе не фанатичны и не уклоняются от общения с людьми иных обрядов и религиозных воззрений» [17].
По некоторым данным, последователями молокан стала и некоторая часть сибирских казаков: в 1898 г. их было 215, в 1907 г. – 188 человек [18]. Если это не ошибка, заложенная в сведениях станичных атаманов, не разбиравшихся в сути сектантских вероучений, то подобное не исключено. Эти казаки могли быть приверженцами молоканства «донского толка», возникшего еще в начале XIX в. Этот толк отличался восстановлением обрядности и таинств, близких православным, подчинением властям без каких-либо ограничительных условий, молением за них. Его приверженцы не уклонялись от военной службы и признавали присягу.
Другой группой сект, получивших распространение среди войскового населения, были протестантские секты (баптисты, евангельские христиане, штундисты и др.).
Баптизм получил широкое распространение среди немецких колонистов Юга России и Поволжья во второй половине XIX в. Разделяя общехристианские догматы о троице, божественном происхождении Христа и др., баптисты вместе с тем отрицали роль церкви как посредницы между богом и людьми и проповедовали принцип «оправдания верой». Единственным источником веры ими признавалось Священное Писание. Баптисты отвергали иконы, церковные таинства, многие христианские праздники. Богослужения у них были заменены молитвенными собраниями. Крещение баптисты рассматривали как обряд, символически демонстрирующий сознательную веру человека, поэтому они требовали принятия крещения верующими во взрослом возрасте. Обращение в баптизм было обязанностью как специальных проповедников, так и рядовых баптистов.
Очень близким к баптизму было вероучение евангельских христиан, которые придавали исключительное значение проповеди Евангелия и полностью отрицали обрядность.
Почти одновременно с этими сектами в России появился штундизм – сектантское течение, возникшее среди русских и украинских крестьян под влиянием протестантов и сочетавшее в себе элементы протестантизма и вероучения духовных христиан.
Последователи протестантских сект появляются в Сибирском войске в конце XIX в. В 1900 г. численность баптистов составила 405 чел. (395 из них расселились во 2 военном отделе). Штундисты также проживали преимущественно на этой части войсковой территории. Их общины существовали в районе станиц Николаевской, Омской и Черлакской. Например, вблизи поселков Волчьего, Степного, Курганского Николаевской станицы в 1901 г. поселилось 206 штундистов [19].
Сведения о войсковом старообрядчестве и сектантстве войсковое начальство получало из нескольких источников: от представителей Омской епархии и станичной администрации. Станичные атаманы, указывая численность сектантов на подведомственной им территории, нередко не могли «…точно установить признаков религиозного искажения» и выяснить принадлежность переселенцев к той или иной секте или толку. Паспорта последних не всегда имели соответствующие данные. Были случаи, когда переселенцам-штундистам с целью избежания возможных преследований удавалось в местах выхода получить документы о принадлежности к «менее вредным» сектам.
Поэтому составить картину о динамике численности и соотношении всех групп староверов и сектантов в составе войскового населения очень сложно. Кроме того, в войсковой статистике не существовало единых оснований для разделения сект на «родственные» блоки. Например, «Духовные христиане нового духовного Израиля» на основании практики, сложившейся в середине 1890-х гг., когда других сект в Сибирском войске еще не было, до 1906 г. показывались в графе «не приемлющие священства» вместе со староверами-поморцами. Но и с 1906 г. сведения о них не объединялись с данными о близких к ним молоканах и духоборах, а вносились в графу «другие секты».
Исключение составляет 1902 год, когда местными властями была дана, пожалуй, самая развернутая на тот момент характеристика войскового старообрядчества и сектантства: старообрядцы, приемлющие священство – 13,1 %, старообрядцы-беспоповцы – 10,6 %, «Духовные христиане нового духовного Израиля» – 5 %, молокане – 46,2 %, баптисты и штундисты – 8,9 %, другие секты – 16,2 % [20].
До конца 1890-х гг. среди войсковых староверов и сектантов преобладало казачье население. Доля разночинцев в их среде резко возрастает с начала ХХ в. в ходе массового переселения в край крестьян из Европейской России. Темпы ее роста были велики. По нашим подсчетам, только за один 1900 г. этот показатель составил 250 %, в 1906 г. – почти 70 %, в 1915 г. – более 32 %. Если в 1896 г. доля казаков среди староверов и сектантов Сибирского войска составляла 95 %, то уже в 1900 г. она уменьшилась до 39,9 % , а в 1915 г. – сократилась до 21,6 %. При этом нужно отметить, что в 1 военном отделе старообрядчество и сектантство оставалось почти исключительно «казачьим», во 2 военном отделе оно изначально являлось «разночинным». В 3 военном отделе достаточно многочисленные староверческие и сектантские общины имели как казаки, так и разночинцы (при некотором преобладании последних с 1906 г.).
Серьезной борьбы со старообрядчеством и сектантством в Сибирском казачьем войске не велось. Это можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, относительной немногочисленностью их последователей среди войскового населения.
Во-вторых, умеренностью взглядов, отсутствием в их среде проявлений религиозного радикализма. В официальных отчетах отмечалось, что случаи, когда родители-староверы не противились посещению их детьми православных храмов, не были редкостью. В имевших место в конце 1890-х гг. единичных случаях «совращения в раскол» войсковое начальство не видело серьезной угрозы православию. Некоторое увеличение численности староверов и сектантов в войске происходило, практически, исключительно за счет естественного прироста и переселений. С их стороны не было отказов подчиняться властям или выполнять все положенные повинности, и в первую очередь, самую главную для казаков – воинскую повинность.
В-третьих, для начала серьезной миссионерской деятельности на территории войска просто не было необходимых кадров. Омская епархия на протяжении многих лет не могла обеспечить Сибирское войско не только миссионерами, но даже достаточным числом простых приходских священников. Большинство церковных приходов состояло из нескольких поселков, раскиданных на большом расстоянии, и, как отмечали современники, «…церковную службу и священника казаки видят редко» [21]. Например, в конце 1880-х – начале 1890-х гг. жители трех крупных казачьих селений Кокчетавского уезда – станицы Лобановской и поселков Аиртавского и Чалкарского, несмотря на наличие в каждом из них своего православного храма, были вынужденно объединены в один приход. Всеми тремя храмами заведовал один настоятель Лобановской церкви, который совершал богослужения в этих селениях по очереди – один раз в месяц (и это при том, что в поселке Аиртавском существовала община староверов) [22]. Правда, определенный надзор за деятельностью крупных общин староверов и сектантов все-таки осуществлялся. Так, в пос. Новомихайловском, где проживало более 150 поморцев, «…для постоянного наблюдения за действиями расколоучителей» в конце 1890-х гг. был поставлен местный казак Григорий Песковецкий [23]. Однако такие агенты заменить собой священников, конечно же, не могли.
Политика веротерпимости, провозглашенная в манифесте 17 октября 1905 г. сняла прежние запреты и ограничения, касавшиеся старообрядчества и сектантства.
В целом, в ходе массовых переселений в Степной край в конце XIX - начале XX вв. структура населения Сибирского казачьего войска приобретала все более сложный характер. Сословная и этническая пестрота войскового населения дополнялась его конфессиональным разнообразием, и в первую очередь, за счет роста абсолютной и относительной численности староверов и сектантов. Их доля среди казаков и разночинцев войска возросла с 0,38 % в 1894 г. до 3,56 % в 1912 г. Общая численность староверов и сектантов к началу 1916 г. достигла 8336 чел. [24], делая их накануне социальных катаклизмов 1917 г. заметной частью войскового населения.


ПРИМЕЧАНИЯ
1. Государственный архив Омской области (ГАОО). Ф.67. Оп.1. Д.367. Л.280.
2. ГАОО. Ф.6. Оп. 1. Д.288. Л.10-11; Ф.67. Оп.1. Д.453. Л.15, 17-18, 22-24, 28об.-31; Д.496. Л. 264об., 266об., 271, 280об.; Отчет военного министерства за 1860 и 1861 гг. // Военный сборник. – 1863. – № 12. – С. 542.
3. Усов Ф.Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. – СПб, 1879. – С.86-88.
4. ГАОО. Ф.67. Оп.1. Д.1597. Л.4-4об.
5. ГАОО. Ф.67. Оп.1. Д.1306. Л.90-91, 387-388.
6. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1905 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1906. – С.14-15; Отчет о состоянии … за 1908 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1909. – С.18; Отчет о состоянии … за 1914 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1915. – С.16.
7. Никольский Н.М. История русской церкви. – М., 1988. – С.331.
8. Отчет о состоянии … за 1902 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1903. – С.30; Отчет о состоянии … за 1905 год… – С.13. С 1906 г. в войсковой статистике окружников и раздорников стали показывать в одной графе – «раскольники, приемлющие священство», что, по-видимому, было связано с их фактическим объединением, произошедшем в этом году.
9. Усов Ф.Н. Указ. соч. – С.88.
10. Отчет о состоянии … за 1897 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1898. – С.12.
11. Отчет о состоянии … за 1902 год… – Приложения. Ведомость № 6.
12. Малахова И.А. Духовные христиане. – М., 1970. – С.23.
13. Там же, С.25.
14. Отчет о состоянии … за 1894 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1895. – С.26; Отчет о состоянии … за 1907 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1908. – Приложения. Ведомость № 2.
15. Отчет о состоянии … за 1897 год… – С.12; Отчет о состоянии … за 1898 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1899. – С.85; Отчет о состоянии … за 1900 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1901. – С. 35.
16. Отчет о состоянии … за 1914 год… – С. 16.
17. Отчет о состоянии … за 1900 год…– С.37; Отчет о состоянии … за 1908 год…– С.18.
18. Отчет о состоянии … за 1898 год…– С.85; Отчет о состоянии … за 1907 год…– Приложения. Ведомость № 2.
19. Отчет о состоянии … за 1900 год… – С. 35; Отчет о состоянии … за 1902 год… – С.31.
20. Отчет о состоянии … за 1902 год…– С.30. К числу «прочих» сект отнесены евангельские христиане, меннониты и др. Процентное соотношение подсчитано нами.
21. Россия. Полное географическое описание нашего отечества. – СПб, 1903. – Т.18. Киргизский край. – С.190.
22. ГАОО. Ф.67. Оп.1. Д.1597. Л.4-4об.
23. Отчет о состоянии … за 1897 год…– С.12.
24. Отчет о состоянии … за 1915 год. Часть II (гражданская). – Омск, 1916. – С.13.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гость
  • Гость аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2472 от Гость
Гость ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Андреев С. М. К истории основания станиц Кокчетавского уезда Акмолинской области // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (XVIII – ХХ вв.): II Междунар. науч. конф.: тез. докл. и сообщ. / Под ред. А. П. Толочко. – Омск; Кокшетау: ОмГУ, 2001. – С. 49-51.

С.М.Андреев
К ИСТОРИИ ОСНОВАНИЯ СТАНИЦ КОКЧЕТАВСКОГО УЕЗДА АКМОЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ

В 1848 г. центральной властью для военной и хозяйственной колонизации Киргизской степи было решено в течение 1849-50 гг. переселить на избранные командиром Отдельного Сибирского корпуса места 3600 душ м.п. (или 1200 семейств) малороссийских казаков, войсковых обывателей, малоземельных крестьян из граничащих с Сибирью Оренбургской и Саратовской губерний. Каждая семья переселенцев должна была иметь не менее 2 работников, пару волов либо лошадей. В пути до правого фланга Сибирской линии попечение о переселенцах возлагалось на министерство госимуществ, на линии они передавались в ведение войскового начальства.
Всем переселенцам предоставлялся ряд пособий и льгот: со стороны министерства госимуществ и казны - путевое пособие до мест водворения для найма проводников, подвод, на продовольствие в пути по 7 коп. в сутки на каждую душу, с них слагались все недоимки по податям, земским повинностям. Переселенцы должны были получить денежное пособие «для домообзаводства» - на строительство жилья по 30 руб. и приобретение скота и лошадей по 25 руб. на семейство. В течение льготных лет они обеспечивались продовольствием. Со стороны войска им выделялось зерно для посева (из расчета на 2 дес. ржи, 1 дес. овса, 1 дес. ячменя на семью), с возвратом его через 3 года, им предоставлялась отсрочка от службы в течение двух лет со времени прибытия в новые поселения. Так как одной из задач переселения было развитие хлебопашества в Киргизской степи, то на каждую мужскую душу отводилось по 30 дес. земли [Государственный архив Омской области (ГАОО). Ф. 67. Оп. 1. Д. 536. ЛЛ. 2-5].
Командованием отдельного Сибирского корпуса планировалось основать 12 новых поселений (на расстоянии 10-15 верст друг от друга), расположенных двумя группами на юго-запад и юго-восток от Кокчетава. В каждую новую станицу планировалось направить по 1 офицеру, два урядника, двенадцать казаков, 300 крестьян-переселенцев мужского пола.
Весной 1849 г. началось переселение крестьян из Оренбургской и Саратовской губерний. Шесть партий переселенцев с разницей в несколько дней (с 18 по 29 мая) отправились со сборных пунктов округов Оренбургской губернии: Мензелинского (Козмодемьянской волости деревень Верхний Акташ, Дербедень, Рождественской; Ерсубаевского общества деревень Малобагряши, Шумыша, Савалеево), Оренбургского (Белозерской волости сел Булановского, Васильевки), Челябинского (Кочердынской волости деревень Андреевки, Шумаково, Ваганово), Уфимского (Дуванской волости сел Дуванского, Тастубинского, деревни Кызыляр), Бугульминского (Спиридоновской волости деревни Абдикеевой; Дымской волости деревень Огородниковой, Большой Ефоновки), Бузулукского (Покровской волости Никольского сельского общества; Лабазинской волости деревни Скворцовки). Протяженность маршрутов следования составляла от 200 до 960 верст. Самый длительный маршрут был от г.Мензелинска (Мензелинск - Уфа - завод Богоявленский - Верхне-Авсяно-Петровский завод - Верхнеуральск - Троицк - ст.Алабугская - 43 дня пути) [ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 536, ЛЛ. 188-192, 217-221об., 242, 245-247, 273-284об., 288-299].
Из Саратовской губернии вышло еще 13 партий переселенцев (Новоузенского округа Новорепинской волости слободы Орлов Гай; Покровской волости слободы Покровской, сел Кокадей, Узморье, Торновки; Новотроицкой волости деревень Семеновки, Верхнего Плеса), прибывших в войско в августе-сентябре [ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 536. ЛЛ. 347-353, 359-365, 375-392, 452-465об., 489-501об., 506-512об.].
Первая партия переселенцев из Челябинского округа (16 семей) прибыла на границу Сибирского войска 4 июня 1849 г., а до Кокчетава добралась 16 июня. В результате отсутствия четкой координации действий представителей различных ведомств, недостатка соответствующего опыта у войскового начальства она столкнулась с рядом проблем. Так, продовольственные и путевые деньги выдавались представителями войска лишь на мужские души (позже ситуация была исправлена). По сообщению чиновника Пограничного управления эти переселенцы были отправлены от границ Сибирского войска без сопровождающего офицера «по линии под надзором станичных и пикетных начальников», а от ст. Новоникольской направлены в Кокчетав прямо степью.
По жребию первым переселенцам досталось поселение при озере Арык-Балык (85 верст от Кокчетава), куда они выехали 25 июня в сопровождении сотника Пахомова. Всех переселенцев на местах уже ожидали прибывшие в конце мая из 1, 2, 3, 4 полков урядники и казаки-инструкторы. Их кандидатуры отбирались командирами полков, с тем чтобы «чины были хорошей нравственности, усердные по хозяйству, вполне знающие обязанности службы, а нижние чины все должны быть женатыми». В 1849 г. в новые станицы переселилось 6 офицеров, 12 урядников и 72 казака. В качестве денежного пособия казакам выделялось по 7 руб., офицерам - по 100 руб.
В 1849 г. были основаны 6 поселений: на южном берегу оз. Котур-куль (ст. Котуркульская), при восточной оконечности оз. Чалкар (ст.Аиртавская), при оз. Култук-куль (ст.Лобановская), при оз. Арык-Балык (ст.Арык-Балыкская), вниз по течению р.Бабык-Бурлук (ст.Нижне-Бурлукская), вниз по течению р. Акан-Бурлук (ст. Акан-Бурлукская). 17-19 партии в начале октября были размещены для перезимовки в станицах 3 полка: Большевознесенской, Боголюбовской, Надеждиной, Новокаменской, Новобишкульской. Всего же в течение 1849 г. в войско переселилось 459 семей (2166 душ обоего пола).
В 1850 г. в войско прибывали переселенцы из Старобельского округа Харьковской губернии (Старобельской волости деревень Старобельской, Покровки, Сотенской, Лиманской) - 146 семей (1255 душ обоего пола). Маршрут следования: Старобельск - Воронеж - Липецк - Тамбов - Пенза - Симбирск - Самара - Оренбург - Верхнеуральск - Троицк - ст.Алабугская. Следуя двумя партиями (80 и 66 семей), передвигаясь исключительно на волах, они прибыли в Кокчетав в конце сентября. Переселенцы-харьковчане были направлены как в уже существующие поселения, так и в новые станицы (Щученскую, Чалкарскую, Имантавскую, Зерендинскую, Верхне-Бурлукскую, Якши-Янгизставскую) [ГАОО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 591. ЛЛ. 777об., 853-870, 873-884].
Последние партии переселенцев были направлены в район новых кокчетавских станиц в мае 1851 г. Все 6 партий формировались из крестьян Кузнецкого округа Саратовской губернии (Кузнецко-Хвалынского уезда Бариновской волости деревень Телятниковой, Давыдовки, Кочетовки; Староандреевской волости деревень Алеево, Погорелого Чирчима). Переселенцы 1851 г. (199 семей - 1949 душ обоего пола) распределялись по всем кокчетавским поселениям [Ф.67, Оп.1, Д.591, ЛЛ. 1012-1021, 1024-1034, 1040-1053, 1094-1101об].
Этнический состав переселенцев был самым разнообразным: среди них были русские, украинцы, мордва, поволжские татары. Интересен тот факт, что переселенцы пяти партий из Новоузенского округа Саратовской губернии (1849 г.) были почти исключительно украинцы (Шквиря, Ребро, Баргуль, Лимаренко, Порох, Гайворонский, Полиенко, Гонаго, Тертышный, Подольский и др.). Можно предположить, что это были потомки переселенных в 1730-40 гг. в Поволжье в район Царицынской и Оренбургской линий малороссийских казаков, позже зачисленных в «гражданское состояние». Татары, полностью составлявшие 4 партию (264 чел. обоего пола), были компактно размещены в ст.Имантавской.
Основываясь на анализе списков переселенцев можно отметить, что их семьи в большинстве своем были представлены так наз. малыми семьями, хотя в каждой партии нераздельные семьи - отцовские (деды-сыновья-внуки; отцы-женатые сыновья) и братские (женатые братья; дядья с взрослыми племянниками) - составляли от 15 до 40 %.
Из прибывших в новые кокчетавские станицы линейных казаков и крестьян-переселенцов 6 сентября 1850 г. был сформирован 10 полк, командование которым было поручено войсковому старшине Казачинину. 2 декабря 1851 г. полк был переименован и назван «Сибирским линейным казачьим конным № 1-го полком». Так было положено начало истории, пожалуй, самого славного полка Сибирского казачьего войска.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гость
  • Гость аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2473 от Гость
Гость ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Список убитых и умерших от ран чинов Сибирского казачьего войска во время русско-японской войны 1904-1905 гг. (станицы и поселки Кокчетавского уезда Акмолинской области)

Из 77 погибших, умерших от ран и пропавших без вести нижних чинов 4, 5, 6, 7, 8, 9 Сибирских казачьих полков – 14 чел. из станиц и поселков Кокчетавского уезда

4 Сибирский казачий полк
1. Казак Филипьев Михаил Егорович (пос. Чалкарский) – убит 31 мая 1904 г. при авангардном деле у станции Вафандян;
2. Казак Пригородов Михаил Иванович (пос. Чалкарский) – убит 28 июня 1904 г. у села Дачапу;
3. Казак Кочеров Михаил Михайлович (ст. Зерендинская) – убит 20 августа 1904 г. на Хенлинском перевале близ станции Янтай-Копи;
4. Старший урядник Нечаев Дмитрий Антонович (ст. Зерендинская) – убит 11 февраля 1905 г. в бою у села Чау-хан-цзай;
5. Приказной Егоров Андрей Григорьевич (пос. Аиртавский) – убит 13 февраля 1905 г. в бою на перевале Кулинза;
6. Приказной Мартемьянов Василий Трофимович (ст. Щученская) – убит 13 февраля 1905 г. в бою на Бейдалингоузском перевале;
7. Младший урядник Кижинцев Петр Андреевич (ст. Котуркульская) – умер от раны, полученной в бою 15 октября 1904 г. в деле у деревни Кандалисан;
8. Вахмистр Алексеев Фрол Ильич (ст. Арык-Балыкская) – убит 22 авгста 1904 г. в бою у деревни Тумынцзы;
9. Казак Иванов Егор Яковлевич (пос. Имантавский) – убит 25 мая 1904 г. близ станции Вафангоу;

7 Сибирский казачий полк
10. Казак Неклюдов Петр Васильевич (ст. Арык-Балыкская) – убит 20 августа 1904 г. в бою у станции Янтай-Копи;
11. Младший урядник Семенов Дмитрий Павлович (пос. Верхне-Бурлукский) – убит 15 августа 1904 г. в бою под Ляояном;
12. Казак Нечкин Гавриил Никифорович (пос. Верхне-Бурлукский) – умер 11 апреля 1905 г. от раны, полученной 10 апреля 1905 г. в бою под городом Кайюанем;
13. Казак Колесниченко Павел Прокопьевич (ст. Акан-Бурлукская) – умер от раны, полученной 1 июня 1904 г. в деле у села Дзядзяпудзя близ Далинского перевала;
14. Казак Захарченко Иван Кузьмич (ст. Акан-Бурлукская) – убит 20 августа 1902 г. в бою у станции Янтай-Копи.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 года 2 мес. назад #2474 от nikishin
nikishin ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Интересно, а как записывали старообрядцев и сектантов в метриках? По Лобановским метрикам практически все были по записи "Православные".

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Андреев
  • Андреев аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2475 от Андреев
Андреев ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
В метрических книгах фиксировались только православные. Старообрядцы-беспоповцы и сектанты не признавали браки, заключенные священниками официальной православной церкви. Общины старообрядцев и сектантов информировали станичные власти о заключенных в их среде браках, и данные об этом фиксировались не в церковной, а в гражданской станичной документации.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 года 2 мес. назад #2478 от otetz
otetz ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Сергей Михайлович, может быть Вы располагаете сведениями о настоятеле(ях) Лобановской церкви? Может быть где-то фамилия священнослужителя упомяналась?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гость
  • Гость аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2484 от Гость
Гость ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Здравствуйте Сергей Михайлович!
Мои предки -казаки Чириковы и Луканины станицы НовоНикольской Петропавловского уезда.
Я занимаюсь составлением истории ст.НовоНикольской,а также ищу сведения о моих предках.
Не могли бы Вы разместить информацию из "Список убитых и умерших от ран чинов Сибирского казачьего войска во время русско-японской войны 1904-1905 гг." и по станицам и поселкам Петропавловского уезда Акмолинской области.Или хотя бы по НовоНикольской.
Буду Вам очень признателен.
Михаил

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Андреев
  • Андреев аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2486 от Андреев
Андреев ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Список убитых и умерших от ран чинов Сибирского казачьего войска за время русско-японской войны 1904-1905 гг. (станицы и поселки Петропавловского уезда Акмолинской области)

Из 77 погибших, умерших от ран и пропавших без вести нижних чинов 4, 5, 6, 7, 8, 9 Сибирских казачьих полков – 33 чел. из станиц и поселков Петропавловского уезда

Штаб Сибирской казачьей дивизии
1. Казак Рудаков Абрам Михайлович (ст. Петропавловская) – убит в районе долины Хаймунчена 16 июля 1905 г.;

4 Сибирский казачий полк
2. Казак Докучаев Митрофан Николаевич (ст. Пресновская) – умер от раны, полученной 2 мая 1905 г. в деле у Яндовского перевала;
3. Казак Лученинов Петр Александрович (ст. Пресногорьковская) – убит 12 июня 1904 г. у города Сеньючена;

7 Сибирский казачий полк
4. Трубач Гладков Петр Семенович (пос. Островной) – умер от раны, полученной 21 мая 1904 г. в бою у села Ходзяпудзя;
5. Казак Воронин Григорий Алексеевич (пос. Богоявленский) – убит 20 мая 1905 г. в деле у деревни Шахедзы;

5 Сибирский казачий полк
6. Старший урядник Мыльников Никифор Семенович (пос. Железинский) – убит в бою у станции Янтай-Копи 20 августа 1904 г.;
7. Казак Чернигин Власий Иванович (ст. Новорыбинская) – убит 24 июля 1904 г. в бою у города Гэнчжуанцзы;
8. Казак Рыбников Федор Андреевич (пос. Новокаменский) – убит 23 мая 1904 г. в деле у села Ютьятынь;
9. Казак Черепанов Сергей Иванович (пос. Новокаменский) – убит 23 мая 1904 г. в деле у села Ютьятынь;
10. Казак Лепехин Семен Иванович (пос. Боголюбовский) – убит 23 мая 1904 г. в деле у села Ютьятынь;
11. Казак Гаврилов Василий Осипович (пос. Боголюбовский) – убит 23 мая 1904 г. в деле у села Ютьятынь;
12. Казак Жигульский Иван Петрович (пос. Надеждинский) – убит 23 июля 1904 г. в деле в бою у города Гэнчжуанцзы;
13. Казак Проскурин Евграф Епифанович (пос. Новоникольский) – убит 24 июля 1904 г. в деле у города Гэнчжуанцзы;
14. Казак Целых Василий Иванович (ст. Вознесенская) – убит 22 декабря 1904 г. в деле у деревни Мицзы;
15. Казак Костин Михаил Антонович (пос. Новонадеждинский) – убит 22 декабря 1904 г. в деле у деревни Мицзы;
16. Старший урядник Васильев Евгений Андреевич (пос. Архангельский) – убит в бою у села Бенсиху 28 сентября 1904 г.;
17. Казак Карасев Степан Михайлович (пос. Архангельский) – убит 19 июня 1904 г. в деле у села Тапейдятунь близ города Кайджоу;
18. Казак Меньших Константин Андреевич (пос. Медвеженский) – убит 27 июля 1904 г. в деле в бою у города Гэнчжуанцзы;
19. Казак Алексеев Козьма Севостьянович (пос. Конюховский) – убит 21 июня 1904 г. в деле у горы Гало близ Кийджоу;
20. Казак Черкашенин Афанасий Яковлевич (пос. Лебяженский) – убит 21 июня 1904 г. в деле у горы Гало близ Кийджоу;
21. Казак Мезин Степан Савельевич (пос. Чистый) – убит 21 июня 1904 г. в деле у горы Гало близ Кийджоу;
22. Приказной Полукаров Феодор Матвеевич (пос. Первотаровский) – убит 7 сентября 1904 г. в деле близ Бянь-ю-пуза;
23. Казак Сумленинов Николай Яковлевич (пос. Медвежинский) – убит 8 июня 1905 г. в деле у села Нанченцзы;
24. Казак Любых Василий Тарасович (ст. Вознесенская) – убит хунхузами 23 июня 1905 г.

8 Сибирский казачий полк
25. Казак Степанов Венедикт Герасимович (пос. Кладбинский) – умер от ран 27 сентября 1904 г., полученных 26 сентября в бою у села Саньшанцзы, близ Бенсиху;
26. Казак Бушуев Семен Леонтьевич (пос. Богатинский) – убит 24 июля 1904 г. во время усиленной разведки при деревне Хюяне;
27. Казак Караганов Леонтий Семенович (ст. Новорыбинская) – убит 24 июля 1904 г. во время усиленной разведки при деревне Хюяне;
28. Казак Клишин Дмитрий Петрович (пос. Боголюбовский) – убит в деле при станции Вафангоу 17 мая 1904 г.;
29. Приказной Логинов Иван Петрович (пос. Надеждинский) – убит 26 сентября 1904 г. у деревни Сяньманцзы близ Бенсиху;
30. Казак Данченко Иван Семенович (ст. Вознесенская) – умер от раны, полученной 24 июля 1904 г. в деле у города Гэнчжуанцзы;
31. Баев Яков Дмитриевич (пос. Новопавловский) – убит 2 сентября 1904 г. в деле у деревни Уйнюник близ Бенсиху;
32. Казак Акиньшин Захар Никифорович (пос. Боголюбовский) – убит в деле при станции Вафангоу 17 мая 1904 г.;
33. Казак Сапрыкин Никита Семенович (пос. Надеждинский) – умер 18 мая 1904 г. от ран, полученных 17 мая 1904 г. в бою у Вафангоу.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Андреев
  • Андреев аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2487 от Андреев
Андреев ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Здравствуйте, Андрей Сергеевич!
К сожалению, у меня нет сведений о настоятелях Лобановской церкви. Священники не состояли на службе в войске (получали только жалованье от войска), и присылались в приходы начальством Омской епархии, которому и подчинялись. Их имена обязательно есть в метрических книгах, записи в которые вносились священниками соответствующих храмов. Но с метрическими книгами Лобановского храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы мне работать не доводилось.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Андреев
  • Андреев аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2488 от Андреев
Андреев ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Список храмов в станицах и поселках Кокчетавского уезда Акмолинской области (1886 г.)

ст. Кокчетавская - церковь Св. Великомученника и Победоносца Георгия;
ст. Щученская - церковь Св. архистратига Михаила;
ст. Котуркульская - церковь Св. Николая Чудотворца;
ст. Зерендинская - церковь Св. архистратига Михаила;
ст. Сандыктавская - церковь Св. архистратига Михаила;
ст. Лобановская - церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы;
пос. Чалкарский - церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы;
пос. Аиртавский - церковь Св. Николая Чудотворца;
ст. Арык-Балыкская - церковь во имя Св. Благоверного князя Александра Невского;
пос. Имантавский - церковь Св. архистратига Михаила;
ст. Акан-Бурлукская - церковь Св. Николая Чудотворца;
пос. Якши-Янгизставский - церковь Св. архистратига Михаила.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
12 года 2 мес. назад #2489 от otetz
otetz ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
У меня вот ещё какой вопрос к Вам, Сергей Михайлович: на данном сайте один из гостей писал следующее:
"...в Арыке в народе ходит предание-воспоминание о последней битве, которая состоялась на пологой сопке между Лобаново и Имантавом, где наших повстанцев разбили и уцелевшие ушли по косе.(По крайней мере в моей родне слышал это неоднократно.) Бабушка Сковоровская из села Имантау,( до 1999 жила по Советской, сейчас не знаю) рассказывала, что порубили тогда наших сильно, хоронили по частям, опознать могли не всех. Хоронили напротив Имантавской школы, где раньше была церковное кладбище при церкви, потом пустырь, когда церкву снесли/сожгли, потом стройка, а сейчас вроде она стоит заброшенная. И тоже упоминала о том, что некоторые ушли по косе, дошли до Китая, и кто то даже возращался в 50-ие посмотреть родной Имантав. Только вот в цитате, с которой началось обсуждение, речь идёт о марте, т.е. лёд на озере, а по косе озеро переходить есть смысл только летом. Сейчас кстати её вроде размыло, т.е. переход уже не возможен."
- так вот, если действительно оставшиеся в живых повстанцы могли уйти в Китай, то как и где можно об этом узнать? Может быть их в розыск какой-нибудь подавали?.. Дело в том, что мой прадед пропал без вести в то время, среди убитых вроде как не нашли, и про Китай легенду слышал, а вот где и как искать не знаю. Может быть что-нибудь подскажете?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Гость
  • Гость аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2501 от Гость
Гость ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Здравствуйте Сергей Михайлович!
Спасибо Вам огромное за Список убитых и умерших от ран чинов Сибирского казачьего войска за время русско-японской войны 1904-1905 гг. (станицы и поселки Петропавловского уезда Акмолинской области)
Подскажите нет ли у Вас информации :
-о дате основания редута Новоникольского?
-а также о факте переселения крестьян или казаков из Казанской губернии в 1850-х годах в уезды Акмолинской области(или в округа СКВ)?
Дело в том,что мой прадед Чириков Е.В. в своих записках указывает ,что его дед в 1850-х годах переселился вместе с группой казаков? из Казанской губернии в редут НовоНикольский,после того как дослужился до звания хорунжего и вышел в отставку(служил в Петербурге).Интересно где???
Михаил

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • miha
  • miha аватар Автор темы
  • Посетитель
  • Посетитель
12 года 2 мес. назад #2502 от miha
miha ответил в теме Ответ на: Материалы по дореволюционной истории станиц Кокчетавского уезда Акмоли
Андрей!
На сайте Предыстория в разделе Русская Австралия есть очень интересная ссылка на Австралийский архив,где есть информация и о русских попавших в Австралию,в том числе и через Китай(после того как коммунисты стали давить там наших эммигрантов).Посмотрите м.б. найдете кого то из своих!
Михаил(miha VGD forum:))

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Модераторы: otetzФёдорычbgleoGVA
Время создания страницы: 0.092 секунд
Работает на Kunena форум